Узнай первым
о важных новостях

Мы будем присылать уведомления
о горячих новостях и статьях!

Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

Хочу знать! Буду оставаться в неведении

Воспоминания Дэна Голдмана. Как формировались Team PRO ведущих румов в 2006 году

1

Дэн Голдман на заре золотой поры онлайн покера возглавлял маркетинговый отдел PokerStars. С тех пор у него осталось много историй и воспоминаний, которыми он делится в своем блоге.

В мае 2006 года борьба за вершину онлайн покера сократилась до трех претендентов: PartyPoker, Full Tilt Poker и PokerStars. В совокупности мы втроем удерживали более 80% рынка, и конкуренция была жесткой. Хотя я не помню точных цифр (если вы помните, пожалуйста, назовите), в тот момент показатели были примерно такими:

PartyPoker: 45%

PokerStars: 20%

Full Tilt Poker: 15%

Обратите внимание, что эти цифры представляли огромный прогресс как для PokerStars, так и для Full Tilt. Немного истории: в январе 2003 года Кинг-Конгом онлайн покера был Paradise Poker, который узурпировал до 80% рынка. После выхода в эфир первого события WPT PartyPoker, наряду с их телевизионными сюжетами, они взлетели на вершину, а PokerStars и UltimateBet боролись уже за второе место. Взлет – вещь довольно непостоянная, и к концу того же года они были где-то на 6-ом месте.

Компании пошли каждая своим путем. После фиаско Армадилло Тима, я ожидал, что PokerStars не захотят заключать сделки с другими покерными игроками, но я был приятно удивлен. Мы наняли Тома МакЭвой, чемпиона Главного События 1983 World Series of Poker, который сразу же стал популярным и харизматичным представителем  сайта. И после того, как Крис Манимейкер выиграл Главное событие в 2003 году, и мы подписали с ним контракт, я задался целью создать команду Team PokerStars. Это должна была быть группа лучших профессионалов с известными именами, которые будут путешествовать по миру, играя в самых крупных турнирах и налаживая дружеские связи для компании.

Full Tilt Poker последовали аналогичной стратегии, хотя по общему признанию, их вариант был более органичным. FTP был сформирован вокруг весьма узнаваемых имен, в том числе Говарда Ледерера, Криса Фергюсона, Фила Айви, Энди Блоха и других. То, что они были умными, хорошо финансируемыми и серьезными конкурентами, было ясно с их первого дня появления на сцене в середине 2004 года.

PartyPoker же отвергали вообще саму идею игроков-знаменитостей, за исключением Майка Секстона. PartyPoker наняли Майка, обладателя браслета WSOP 1989 в Stud High/Low, в качестве консультанта до запуска своего сайта, а затем в качестве представителя бренда. PartyPoker был одним из двух интернет-сайтов (наряду с UltimateBet, который впоследствии потерпел фиаско из-за скандала, связанного с мошенничеством), которые были частью инаугурационного года World Poker Tour. WPT нанял Майка одним из двух своих журналистов, вместе с Винсом ван Паттеном. Сочетание таких факторов, как появление PartyPoker на Travel Channel, Майк Секстон в качестве лица PartyPoker и WPT, и запуск рекламы PartyPoker на телевидении оказалось взрывной комбинацией, которая подняла PartyPoker на вершину рынка онлайн-покера всего за четыре месяца.

Перенесемся на несколько лет назад, еще до мая 2006 года. Мы утвердили Team PokerStars как команду профессионалов, подписав контракт с Грегом Реймером в 2004 году (который также выиграл свое место на PokerStars) и Джо Хашимом в 2005 году. Мы подписали ряд контрактов с несколькими менее известными, но все же выдающимися игроками, а также несколькими знаменитостями. Среди них моим любимым был Уил Уитон, звезда Stand By Me и Star Trek: The Next Generation, кстати, это также тема будущего поста.

Привлекая этих игроков, мы занимались разжиганием конкуренции с Full Tilt, но в достаточно дружественной атмосфере. На данном этапе бум покера был на самом пике, а цифры, которыми могли управлять эти игроки, в какой-то мере разряжали воздух. Именно в этот момент, я и мой друг и коллега Ли Джонс оказались в Лондоне по делам. В мае 2006 года мы оба жили на острове Мэн, и такие поездки происходили часто – офисы PokerStars находились в Лондоне, и у нас регулярно были (или мы их находили) причины там находиться.

Мы с Ли решили пойти в Grosvenor Victoria Casino (местные называют его «Вик»), чтобы поиграть в покер. Вик – это типично британское казино, членский клуб на несколько этажей с небольшим, но ярким покер румом. Мы оба сидели в игре за пот-лимитным Техасским Холдемом, но на самом деле хотели играть Pot Limit Omaha, поэтому мы спросили сотрудника казино, будет ли он начинать игру. Мы нашли несколько других игроков, и когда игра должна была вот-вот начаться, вошел Виктор Рамдин.

Я смутно знал Виктора. Мы встречались несколько раз, первый раз, когда он попал за финальный стол в Showdown на турнире Sands в 2003 году (игрок, которого мы спонсировали, Джон Мен, выиграл это событие). Виктор был прототипом игрока Team PokerStars: умный, прекрасный игрок, красиво говорил и был харизматичен. К сожалению, в предыдущем году он подписал контракт с Full Tilt.

Виктор спросил, что мы делали в Лондоне. Я задал ему тот же вопрос, и был удивлен, узнав, что в Лондоне он был транзитом, только на одну ночь. Он забирал 13 детей из его родной Гайаны в Индию для проведения операций на сердце, которые он полностью финансировал своими покерными выигрышами. Мне уже нравился этот парень, а теперь я им еще и восхищался.

Мы играли и болтали. Виктор начал с истории ужасающего бэдбита. В предыдущем месяце того года он зашел очень далеко в World Poker Tour Championship, в котором разыгрывался огромнейший призовой фонд в $14,6 млн. Начиная с более чем 600 игроками, Виктор оказался в числе тех, кто дошел до финальных двух столов (18 игроков), и тогда произошла катастрофа. Я не помню точных подробностей этой истории – возможно, здесь Виктор присоединится к разговору –  но, как он душевно рассказывал! «Эта невероятно тупая 3.14зда, ну, тоесть, красивая блондинка, вела невообразимо глупую игру против парня, который уже сделал олл-ин. Не думаю, что она могла бы сыграть руку еще хуже, чем она это сделала, но ей удалось хитнуть чудо-карту и выбить нас обоих из турнира». В том событии Виктор занял 11-е место.

Я молча это выслушивал, стараясь не смеяться. Я знал эту тупую 3.14зду. На самом деле, тогда я только что подписал с ней контракт и она присоеденилась к Team PokerStars: это была Ванесса Руссо. Тогда она заняла 7-е место.

Виктор продолжал свой рассказ, а я пытался решить, стоит ли ему признаваться или нет. Я решил не говорить, по крайней мере, не сразу. Вместо этого, я спросил: «Что ты вообще делаешь в команде Full Tilt? Ты гораздо лучше подходишь PokerStars, и ты знаешь, что мы в курсе как продвигать бренды наших игроков».

Это вызвало продолжительную дискуссию среди нас троих. Мы говорили о том, как PokerStars может помочь его благотворительной деятельности в Гайане, где он выступал спонсором ежегодной медицинской программы поддержки. Казалось, что он заинтересовался, но не был готов взять на себя такое обязательство. Мы договорились встретиться на WSOP, который начинался в том году очень поздно (первое событие было в конце июня).

5 июля 2006 года Виктор позвонил мне, и мы договорились встретиться в Starbucks в Рио, который стал для меня своего рода дорожным офисом. Мы говорили лишь несколько минут. Я сделал ему предложение. Он подумал минуту, протянул мне руку и сказал: «Договорились». У меня с собой был контракт, который мы оба подписали.

Мы объявили о сделке с Виктором несколько дней спустя, а потом я обнаружил, что из-за меня между PokerStars и Full Tilt разгорелся огромный конфликт. Рэй Битар, генеральный директор FTP, позвонил генеральному директору PokerStars с претензией, что я нарушил негласное соглашение между двумя компаниями не переманивать друг у друга игроков. Я ничего не знал об этом соглашении, вот почему негласные соглашения – не особо хорошая идея. Генеральный директор PokerStars позвонил мне, высказал мне свой тревогу в дружественной обстановке, поздравил с подписанием Виктора, и на этом мы прекратили разговор.

В общем, я посчитал это хорошо выполненной работой.

Комментарии

Комментариев пока нет.

или через свою социальную сеть.